Свободный профсоюз Беларуский
LabourStart
QR код Сайта СПБ-Полоцк
Архивы

Почему в суде с адвокатом не считаются?

завтра твоей страныВ продолжении беседы на тему «Европейский диалог о модернизации для Беларуси» с профессором М. Пастуховым мы рассуждаем о статусе основных участников судебного разбирательства по уголовным делам — прокурора и адвоката-защитника. Об этом пишет  на сайте «Заўтра тваёй краіны», Владимир ЖУРАВОК. 

                                 

— Почему так получается, что прокурора в суде все боятся, а с адвокатом не считаются?

— Да, есть такое. Это связано с неравным статусом прокурора как государственного обвинителя и адвоката как защитника частного лица, которому предъявлено обвинение. У первого много полномочий на всем протяжении уголовного процесса, в том числе и в суде. За ним — целое ведомство, которое на всех уровнях помогает в достижении главной задачи — осудить каждого преданного суду и тем самым подтвердить выводы предварительного следствия.

Что касается адвоката-защитника, то, несмотря на его многочисленные права в судебном заседании (ст.48 УПК), возможности для их реализации очень скромные. Чаще всего они выражаются лишь в заявлении различного рода ходатайств, которые суд (с подачи прокурора), как правило, отменяет, еще — в представлении справок, которые характеризуют личность обвиняемого и как-то смягчают его ответственность, плюс выступление с защитительной речью, которую суд и другие участники вынуждены прослушать. Эта речь адвоката может просто «повиснуть» в воздухе, а может быть приобщена к материалам дела, если он ее оформит документально. Но результат всегда один и тот же: это мнение нанятого (иногда назначенного органами предварительного следствия) адвоката. Он якобы отрабатывает гонорар, выплаченный клиентом или его родственниками.

Для нашего суда значение имеет только позиция прокурора — государственного обвинителя, поскольку она предварительно согласована с руководством прокуратуры. За нее государственный обвинитель и прокуратура будут сражаться во всех судебных инстанциях. В том случае, если суд вынесет оправдательный приговор, что бывает чрезвычайно редко, то свободы оправданному все равно зачастую не видать: прокуратура начнет «бомбить» протестами судебные инстанции, добиваясь его отмены и осуждения хоть за какую-нибудь «мелочь».

— Почему так происходит? Почему прокуроры нацелены обычно на обвинение и на осуждение?

— Эти установки сформировались еще с советских времен. Прокуратура создавалась как орган обвинения, который помогал суду бороться с преступностью и всячески содействовал превращению последнего в карательный орган. Принципиальные профессионалы долго не засиживались в мантиях. Системе требовались судьи-«палачи», поддерживающие позицию прокуроров, даже слабо обеспеченную доказательственной базой.

Сейчас мы видим: «карательная» система правосудия осталась в действии — судят практически всех, кого «отлавливают» органы следствия. Сбоев в этом обвинительном механизме почти не встречается. Особенно сейчас, когда создано специальное ведомство по расследованию преступлений — Следственный комитет.

— Как уменьшить воздействие прокуроров на суд и в то же время возвысить роль защитников-адвокатов?

— Уголовный процесс должен быть по-настоящему состязательным с равными возможностями сторон. Пусть прокурор приходит в суд с собранными на предварительном следствии материалами, а не передает их заранее суду с обвинительным заключением, настраивая его на вынесение обвинительного приговора. Со своими материалами приходит в суд и защитник. Судья — арбитр в споре этих сторон — слушает их доводы, давая каждому одинаковое время для выступлений.

Обвиняемый может признать свою вину в совершении преступления, что должно смягчить его участь. Прокурор с адвокатом могут вести «торг» об оптимальном наказании лица. Если они придут к согласию, то суд может с этим «договором» согласиться и вынести приговор без мотивировочной части. Если же обвиняемый не признает своей вины, то здесь надо тщательно разбираться в обстоятельствах дела и представленных сторонами доказательствах. В этом случае состав суда должен быть коллегиальным с участием других профессиональных судей, а не заседателей-«кивал». Вопрос о виде и мере наказания должен быть предметом отдельного обсуждения сторон и учтен судом при вынесении приговора.

Для изменения ситуации в уголовном судопроизводстве в лучшую сторону необходимо провести его модернизацию, изменив процедуру судебного разбирательства и статус его основных участников.

Лицу, осужденному судом первой инстанции, надо дать возможность подать апелляционную жалобу в вышестоящий суд, который в составе более опытных судей еще раз проверит доводы сторон и вынесет окончательный приговор по уголовному делу. При этом должно использоваться правило о недопустимости поворота первоначального решения суда к худшему. Прокурор же может вынести протест на приговор суда и потребовать более сурового наказания. Но опасность «поворота к худшему» будет минимальной, поскольку суд перестанет бояться прокуроров.

Оставить комментарий